?

Log in

February 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com

Previous 10

Feb. 2nd, 2017

Сон

Сегодня снился Гейдар, как мы с ними по-дружески говорили, по-видимому, у него на квартире.

Очень теплые были ощущения, а потом после беседы пошли мысли: где же нам с ним поговорить в следующий раз? В Москве? Нет, в Москву я не могу... В Стамбуле? Нет, в Стамбул из-за болезни не сможет приехать он.

Потом начало приходить понимание, что нет с нами уже Гейдара и не сможем мы поговорить вообще, а с ним и пробуждение, возвращение в явь. Не скажу, что было больно, но чувство этой радости от нашей беседы после этого ушло.

Jan. 11th, 2017

Традиционализм и радикализм у Джемаля

Видимый парадокс личности и дискурса Джемаля заключался в том, что будучи последовательным противником "традиционализма", как он его понимал, он отнюдь не был цельным представителем проповедуемого "радикализма" в том понимании, которое как будто бы вытекает из этого дискурса.

Парадокс, на самом деле, только видимый. Джемаль как личность был гораздо глубже и сложнее дискурса Джемаля. Что не удивительно, если учесть, что перед смертью он говорил, что "Все, что я сказал в дискурсе - это 1%". Поэтому важно, во-первых, знать его дискурс в развитии, во-вторых, хотя бы немного знать его как личность. Мне довелось и то, и другое, поэтому поделюсь кое какими мыслями на этот счет.

Read more...Collapse )

Jan. 7th, 2017

"Бытие" по Джемалю и Дуния

Подступимся к чрезвычайно важному и сложному вопросу, связанному с наследием Джемаля, и попыткой его осмысления в системе координат, приемлемых в рамках традиционной исламской теологии.

Главной проблемой метафизики Джемаля является ее радикальный дуализм, отправная точка, которого, однако, полностью соответствует и исламскому мировоззрению, и исламскому мироощущению. Точка эта - отчуждение человека как носителя духа от "мира сего", предстающего по отношению к нему как наместнику Иного или Трансцендентного в качестве враждебной реальности.

Гейдар, однако, в попытке метафизического оформления этого мироощущения пошел так далеко, что в итоге признал враждебным духу сам источник мира в виде "чистого бытия" или "Абсолюта" (объективную реальность), по отношению к которому Аллаха он рассматривал как Субъекта, противостоящего ему. Об этом я писал в своей критической работе, об этом я писал и в своем письме ему незадолго до его смерти, и он обещал "обстоятельно изложить те пункты, неясность которых порождает недоумение". Из интервью Айсина мы знаем, что он собирался приступить к работе над книгой "Логика монотеизма", где, по-видимому, и должны были быть прояснены эти вопросы. Так что, будем надеяться, что у него было истолкование этой проблемы, устраняющее такой радикальный дуализм, однако, так как он не успел его сформулировать, мы говорим о той концепции, которую он оставил.

Read more...Collapse )

Dec. 30th, 2016

Революция, советы, партия, антропологический оптимизм и пессимизм

В преддверии столетия двух русских революций пытаюсь с другого угла рассмотреть тот вопрос, по которому в свое время, в далекие нулевые я начал расходиться с Джемалем. Вопрос этот о партийной или советской моделях революции, но если вдуматься, он гораздо глубже и, кстати, весьма актуален, как для перспектив революции в России, так и для перспектив Исламского проекта.

Джемаль был сторонником линии "советы без коммунистов", точнее, советы без "руководящей и направляющей роли партии" (которая в итоге оборачивается партийной диктатурой, при которой советы становятся только декорацией). Я оппонировал и говорил, что без партии советы были бы нефункциональны как рабочий инструмент революции, как на стадии борьбы за власть, так и на стадии осуществления мобилизации, необходимой, чтобы выжить.

Джемаля я считал теоретиком, себя практиком, что даже тогда имело под собой основания - уже к двадцати пяти годам у меня был немалый опыт организации как политических, так и экономических коллективов, и сам Джемаль, характеризуя меня, говорил, что я прошел хорошую школу низового макиавеллизма.

Read more...Collapse )

Dec. 24th, 2016

Орхан об отце и продолжении его дела

Хорошее интервью Орхана Джемаля.


"...Ученичество у Гейдара подразумевало не просто освоение «мыслей мэтра», а непрекращающийся годами интеллектуальный диалог. Естественно, многие из учеников были не только «джемалистами» но и друзьями. Гейдар, как Сартр, мог позволить себе симпатизировать и дружить с теми, к кому общественное отношение не однозначно. Рядом с ним мог оказаться и профессор философии, и генерал РГУ, и ветеран джихада.

– Гейдар Джемаль начал множество проектов, и умер, не закончив многие из них. Кто из его соратников продолжит его деятельность?

– Гейдар – не глава партии, после него остался корпус идей, которые принадлежат всем. Даже те, чьи пути разошлись с ним, и отношения доходили до разрыва, признают его учителем. Идеи и методологии Гейдара будут развиваться более широким фронтом, чем тот который мог бы возглавить «продолжатель дела».

Он слишком «глыбище» для одного продолжателя. Тут будет как с Марксом – кто его продолжатель? А их много разных – и теоретики, и практики.

...Глупо отрицать, что ихваны и салафиты более прочих продвигали в последнее десятилетие проект политического ислама. То есть модели общества, когда принципам ислама подвержено всё, а не только культурно-литургическая сфера. Соответственно, он их считал авангардом уммы. Хотя вполне допускал, что авангардом в иных обстоятельствах могут быть и афганские матрудиты и турецкие ашариты".

Dec. 22nd, 2016

Москва и Джемаль

В первые дни после смерти Гейдара помимо всего прочего не раз думал о том, что лишился еще одной личной привязки к Москве и стимула возвращаться в нее когда-либо (хотя, понятно, что если придется, то не из-за личных желаний, а из-за долга...).

Москва, дорогая моему сердцу это, конечно, не Москва в целом населяющих ее людей. Дорогая мне Москва это какое-то внутреннее пространство - сохранившихся в памяти улочек, закутков, личных воспоминаний... Интересно при этом то, что в своем сердце я не сохранил привязанности к неисламским коллективам, в которых мне доводилось находиться, будь то до принятия Ислама, или уже после. Одноклассники, однокашники, соратники по националистическим партиям, коллеги по работе - все эти люди за очень редкими исключениями вызывают у меня эмоции, близкие к нулевым.
Read more...Collapse )

Dec. 18th, 2016

Гештальт Исламского Востока

Подытоживая тему о генезисе исламского гештальта Джемаля, можно сказать, что с учетом географического поисхождения двух важнейших источников его развития: Таджикистан, причем, именно Памир, и Иран, можно сказать, что он был носителем гештальта Исламского Востока.

Исламский Восток в данном случае это не Машрик Арабского мира в пику его Магрибу, а то, что находится уже за пределами даже Ближнего Востока и относится к Среднему Востоку. Пространство, соответствующее древнему Большому Ирану (Иранскому нагорью), то есть, Хорасан, который простирался от современного Ирана до Памира и Афганистана, и уже дальше, хотя это уже, конечно, другая история - Индийский Субконтинент.

Но Джемаль это, безусловно, продукт Иранского исламского духовного пространства, которое отнюдь не сводится к шиизму, как принято считать сегодня, ни географически (суннитский Хорасан в наши дни - Афганистан, Таджикистан), ни исторически (Персия до завоевания и насильственного обращения в шиизм).

Плюс, его происхождение корнями из Азербайджана - исторического Ширвана, входившего в тот же регион.

При этом, Гейдар, конечно, ощущал себя и тюрком, то есть, человеком, связанным с пространством Турана, хотя, как следует из его публикаций раннего периода (кстати, хомейнистского и иранофильского), его отношение к тюркскому фактору было двойственным. С одной стороны, он сам ассоцировал себя с тюркским кшатрийским началом, с другой стороны, критиковал интеллектуальную ограниченность тюркизма, что, опять же, понятно, с позиций более интеллектуально-древней иранской цивилизации.

Таким образом, можно сказать, что на развитие современной североевразийской русскоязычной исламской мысли иранский Восток в лице Джемаля оказал значительное воздействие. Причем, парадоксальным образом получилось так, что, если в свое время пришедшие с Севера (Азербайджана) на Юг (в Иран) Сефевиды из суннитов превратились в шиитов, то представитель южного (Иранского) гештальта Джемаль, в итоге на Севере (в центре Турана) был похоронен как суннит и стал ассоциировать себя с Суннитским миром. 

Интервью Айсина. Важные моменты

Вышло большое, информативное интервью Руслана Айсина, близкого помощника и ученика Джемаля.

Комментировать все не буду, там очень много и к ряду ключевых тем, содержащихся там, я собираюсь обращаться отдельно, даст Бог.

Что, считаю, важным оттуда просто зафиксировать - как подтверждение недавно мною изложенного.

"Еще одна книга, которую он считал апогеем своего дискурса, метафизики, называлась «Логика монотеизма». Он говорил, что в ней будет раскрывать последние тайны... Это были очень непростые философские идеи, он их постоянно, напряженно прорабатывал. Но так Всевышний распорядился, что эти две последние книги он не успел закончить".

Я подозреваю, что там как раз он хотел сделать, в том числе, то, что обещал мне в рамках нашей дискуссии о Таухиде. Не успел... И особенно важно это понимать в связи с этим: "Как он мне говорил где-то в мае нынешнего года: «Все, что я сказал в дискурсе, — это 1 процент». А он хотел все остальные 99 процентов изложить". Собственно, именно это мне позволяет иметь хусну занн в отношении его лично при одновременной критике доступной части его метафизического дискурса.

Ну и еще, ко вчерашнему моему тексту:

"Джемаль считал, что все провиденциально, потому он всю жизнь мечтал быть похороненным в горах, а конкретно — в Таджикистане. Там, где было его становление, где он обрел духовный смысл и веру, где очень много общался со старцами...".

То есть, подтверждение того, что значение накшбандийского фактора в становлении исламского гештальта Джемаля нельзя недооценивать.

Dec. 17th, 2016

Исламский гештальт Джемаля: генеалогический анализ

При всей дискуссионности метафизических и ряда методологических установок Джемаля, причина которых нуждается в анализе с биографической и исторической точек зрения, надо констатировать одну несомненную вещь - Гейдар был носителем цельного и укорененного, хотя и многосоставного, исламского гештальта (типа). Причем, в данном случае речь уже идет не о его внутренней исламской экзистенциальной установке, но о внешнем - типе, отпечатанном на его личности Исламской уммой.

На мой взгляд, особую харизму его личности придавало именно эта, а не глубина его метафизических построений, часто, откровенно говоря, спекулятивных. Потому, что ни один из представителей того круга метафизиков, в котором он интеллектуально формировался - ни Дугин, ни Мамлеев, ни Головин, ни прочие, такой харизмой, такой именно исламской, причем глубинно-исламской мощью не обладали.

Каковы же составные источники этого исламского гештальта Джемаля? Я вкратце перечислю основные из них, а потом отдельно рассмотрю каждый.

1) Врожденно-нонконформистское мусульманство;

2) Накшбандийский суфизм;

3) Хомейнизм (см. пояснение);

4) Движение политического Ислама последних двух десятилетий прошлого века и первого десятилетия нынешнего, в частности, их советско-российская традиция.

Сочетание этих пазлов и дало на выходе его особый гештальт, причем, важно подчеркнуть - не механическое, а органическое, что произошло благодаря наличию некой интегральной оси, на которую они нанизывались. Но обо всем по порядку.


Read more...Collapse )

Dec. 15th, 2016

Отказ Джемаля от шиизма, политический суннизм

Перед тем, как перейти к анализу исламского гештальта Джемаля, я, однако, хотел бы пояснить, что для меня сделало возможным первый шаг с моей стороны для примирения с ним.

Конечно, информация о его смертельной болезни заставила меня это сделать незамедлительно, не теряя времени. Это без вопросов. Однако на самом деле, даже не зная об этом потрясшем меня обстоятельстве, уже примерно за год до того я хотел это сделать и просто не спешил, думая, что подходящий случай представится сам собой...

Что же меня к этому подвело? Вне всякого сомнения, это ставший очевидным окончательный отказ Джемаля от шиизма (в отличие от манипуляций этой темой в предшествующие годы) и переход на позиции политического суннизма, включая решительный антагонизм с шиитским проектом. Не будь этого, при всем уважении к Джемалю, при всей благодарности ему, если бы он находился по другую сторону баррикад в идущей сейчас реальной, кровавой суннитско-шиитской войне, я едва бы сделал этот шаг, даже зная о его болезни.

Отказ Джемаля от шиизма нельзя недооценивать не только в политическом, но и в теоретическом, и даже в психологическом, я бы сказал, отношении, учитывая то, что многие доктринальные инверсии Джемаля корнями уходили именно в него. Нет, я имею в виду не то, что у него была шиитская метафизика - это не так - а то, что сам внесистемный по отношению к суннитскому Исламу ход его мысли имел отправной точкой то, что я называю "шиитской травмой". И то, что он сделал важнейший шаг в сторону исцеления от нее, уже съедаемый физической болезнью, понимая, что умирает - это весьма показательно...

Аллах не дал ему времени и возможности суметь переосмыслить ряд положений своей методологии на новой базе, без этого травмирующего фактора. Увы, не было возможности нам с ним сесть и поговорить откровенно и по душам, как мы это делали в начале нулевых (по скайпу он уже так говорить не мог, писал, что "в разобранном состоянии"). А ведь у меня было так много, что ему сказать и обсудить с ним...

Но Аллах дал его нам, а нас ему как его учеников, которые приняли от него главный импульс, и восприняли его смерть как задание - отшлифовать его наследие на той почве, на которую у него уже не было сил твердо встать. 

Previous 10